Ольга Дори. Страшно ли мне было все изменить?

143

Страшно ли мне было все изменить?
Спрашивают меня, потому что хотят поменять свою жизнь – место жительства, семейный статус, работу.
Ждут, что я отвечу, «ничего не бойся, все получится».
И я отвечу, что все получится, но я скажу, что будет страшно.

ольга дори
Страшно, что не найдется новое дело по душе, страшно, что не встретится больше мужчина, что в конце концов ты не сможешь платить по счетам. Обеспечить своих детей.

И будет еще. Что-то большее, о чем вы, возможно, не догадываетесь.
Два года назад я, наконец, выдохнула.
Закончилась мучительная двухлетняя депрессия.
Я ушла от мужа, сдала чужим людям сделанную своими руками квартиру в Троицке, потому что ездить туда по пять часов в день я больше не могла, продала роскошную ярко голубую машину. Моя компания, в которой я проработала 10 лет, закрыла свое представительство в Москве. Я осталась без работы.

С моим бывшим начальником Риазом у меня были очень странные, скорее холодные отношения.
Так вот неожиданно этот самый Риаз закатил мне прощальный ужин в «Белом кролике», напоил шампанским и сказал, что мне повезло. Что увольнение — это подарок.
Что мало кто получает шанс все изменить. Что я должна как следует подумать, чем я хочу заниматься.
А я не хотела думать. Я была в эйфории.
Я помню, как еду в поезде из Питера, в который я не поленилась отвезти свою машину, потому что только там нашлась покупательница, и я пишу каждому, кого я знаю, как все здорово.

Все, о чем я так мечтала в 30 лет – муж, квартира, машина, хорошая и очень высокооплачиваемая работа — в 40 лет стало грузом, который мешал мне жить. Я поняла, что вместе с ушедшей депрессией, мне хочется чистого листа.
Это как будто омолодило меня на десять лет.
Нет, на все двадцать.

И я начала новую жизнь. Сняла большую квартиру в центре. Именно большую, потому что детский психолог сказала мне, что так как мои дети жили в идеально оформленной квартире – шкатулке (фото есть в моем профиле, дети до сих пор вспоминают эту красоту), то лучше, если во время развода и переезда я хотя бы попытаюсь сохранить для них похожие условия жизни.
Поэтому несмотря на то, что я совершенно не понимала, откуда я буду брать деньги после того, как кончатся отступные, заплаченные при увольнении, я сняла трехкомнатную квартиру.
И еще на остаток денег и самолетных милей решила немного очень скромно попутешествовать.

Мое лето два года назад было фееричным.
Рим, Мадрид, Белград, Питер.
Мне казалось, что у меня начался юношеский пубертат. Я каталась на мотоциклах и бегала босиком под дождем вокруг Коллизея. Заводила романы. Меня бросали, и я бросала.

К осени я получила положенные по суду алименты – их как раз хватало платить за квартиру и покрывать расходы детей.
Я подумала, что пора остепениться.
Я начала искать работу.

Два собеседования. Именно столько мне было нужно пройти, чтобы понять, что я больше никогда не хочу работать в чужом структурированном бизнесе.
Я четко поняла, что мне сорок, и еще пару лет, и этот корпоративный бизнес все равно выплюнет меня, если уже сейчас на собеседовании, меня, юную и задорную, как я себя вижу, почему-то спрашивают, как я сойдусь с молодым коллективом.

Ах, как часто я слышу от знакомых женщин этот страх остаться ненужной.
Я подумала, что мне нужно организовать свое дело.
Я срочно придумала бизнес. Идея до сих пор кажется мне невероятно крутой.
Я разузнала про кредиты, про бизнес партнеров, про маржу.
Да, у мня же была кличка – «Оля Маржа».
Маржа – значит про прибыль. Я всегда была строго «про прибыль».
Риаз приехал в Москву по делам, к тому времени из злого начальника он превратился в моего личного коуча, и я прибежала, радостно возбужденная, показать ему мой бизнес план.
Рациональный, логичный, расчетливый. Абсолютный бизнесмен со степенью крутого британского университета и двадцатилетним опытом. Акула капитализма в чистом виде.

Он посмотрел на меня очень расстроенно.
Я подумала, конечно, что ему кажется нелепым мой гениальный план.
— Отличный план и отличная идея. Но я просил тебя подумать, что ты хочешь делать в жизни. А ты снова хочешь стать Олей-маржой? Искать деньги, товар? Я был твоим начальником год, и год я страдал, потому что видел, что работа делает с тобой. Что ты занимаешь чужое место, а притворяешься, что оно тебе нравится. Ты так плохо выглядела, что я думал, что ты болеешь.
А сейчас ты выглядишь живой.
И я спрашиваю тебе еще раз.
Чего ты хочешь на самом деле? У тебя есть шанс этого добиться сейчас.

Я сказала, что хочу быть ведущей. Нет, по-честному я сказала, что хочу быть как Опра.
Писать книги, выступать – у меня есть столько всего, о чем я просто обязана рассказать.
Я прошла через самую низшую точку депрессии и кризиса и смогла выплыть. Смогла сохраниться как личность. Полностью изменилась внешне и внутренне. Я хочу об этот писать и говорить.
Про депрессию и кризис среднего возраста очень мало говорят от первого лица.
Риаз улыбнулся.
И велел начать вести блог. Раз я сценаристка (сценаристкой стала параллельно с корпоративной карьерой – но это отдельная история), значит умею писать.

С ноября по март я довольно успешно начала вести этот блог.
В феврале я прошла кастинг для рекламы женской одежды. Представляете? Из сорока женщин выбрали меня.
Денег никаких я не зарабатывала, но Риаз велел мне потерпеть. Он был твердо уверен, что я стану известной, и люди — какие люди он не уточнил – придут и сами мне все предложат.
Даже организовать тот самый гениальный бизнес, который я придумала.

Я решила верить Риазу. Мне было, конечно, немного тревожно. Но я успокаивала себя. В конце концов поиск работы всегда можно было возобновить.
Внешне мы жили практически без изменений. Только, наконец, в центре Москвы.
Дети пошли в новую школу, я начала, конечно, экономить, прежний высокий уровень жизни с постоянными ресторанами и поездками не поддерживала, но строго ничего им про мои проблемы не рассказывала.

В тот мартовский предпраздничный день чуть больше года назад я помню, что смотрела окончательный монтаж рекламного ролика. Мне ужасно не понравился мой гнусавый голос. Я расстроилась до слез.
Мне казалось это вселенской трагедией. Я была грустна. Мне не сделать карьеру ведущей. Я гнусавлю и переигрываю в кадре.
Я села на поезд и поехала за детьми в Тулу к своим родителям.
Моя мама позвала меня на кухню и протянула лист бумаги.
Там было написано рукой моей восьмилетней дочери.

«Дорогой Бог. Пожалуйста сделай так чтобы у моей семьи хватало денег. Извини».

Это «ИЗВИНИ» будет звенеть в моей голове всю жизнь.
Пока я искала себя в каком-то воображаемом мире, где я ведущая или популярный блогер или еще непонятно кто.
Вот что видела со стороны моя дочь.

Я долго думала, рассказать ли вам об этой записке – меня часто спрашивают, что мне стоит быть искренней.
Я пишу, чтобы сказать всем, кто думает, что если мы не говорим своим детям, что у нас не все в порядке, если ходим на нелюбимые работы, живем в плохих отношениях, боимся, что у нас нет денег, если мы несчастны или больны – при этом, мы скрываем эмоции и думаем, что дети слишком маленькие, чтобы догадаться о наших проблемах.
Мы наивно ошибаемся.

Как ошибалась в моем детстве моя мама, когда не рассказывала мне о своей депресиии, и я думала два года, что она умирает.
А когда у них в девяностом сгорели все сбережения – они мне не сказали об этом, только глядя на их лица мне казалось, что умирают они оба.
Дети тревожатся за нас.
Я приехала в Москву.
Обновила резюме. Кляла Риаза на чем свет стоит.
Тоже мне, знает он как мне изменить жизнь. Вести блог, писать бесплатно на фейсбуке. О чем я думаю, ведь у меня на руках маленькие дети.
Я Ревела. Ругала себя и ревела.
Через неделю мне позвонила Оля Шенторович и предложила работу сценариста.
Она читала мои посты и вспомнила, что я хорошо пишу.

Когда мне выплатили гонорар, я сразу пошла заниматься голосом.
Иногда я думаю, что не знаю, чего мне стоило остаться на этом моем новом пути. Это было всегда очень и очень страшно.

Я уже стала радио ведущей, я пишу и это действительно очень многим помогает. Мне снимают видео блоги. Люди – бесчисленные добрые и великодушные люди приходят и действительно предлагают мне работу и совместные проекты – то есть Риаз, получается, был совершенно прав.

Я сейчас абсолютно счастлива, как может быть была только счастлива оба раза в родильном зале.

И я действительно могу сказать, что вы ничего не бойтесь, просто будьте готовы к тому, что это всегда очень много часов работы, расстройства, печали, грусти.
Взамен вы получите один только ваш уникальный и поэтому очень любимый путь.

Ольга Дори

Ещё больше интересного смотрите здесь

ПОДЕЛИТЬСЯ
Загрузка...