«Ваш Г.Е.». Таинственный поклонник Клавдии Шульженко много лет любил ее издалека

86

Главной любовью певицы стал человек, который 16 лет не решался к ней подойти, только присылал открытки к каждому празднику.КЛАВДИЯ ШУЛЬЖЕНКО На каждый праздник певица Калвдия Шульженко 16 лет подряд получала красивую открытку, подписанную инициалами «Г.Е.». Даже ее муж, музыкант Владимир Корали, проникся уважением к такому постоянству поклонника, сказал, что эти открытки нужно хранить. А она и так их берегла: и когда колесила по фронту и пела «Синенький, скромный платочек» защитникам блокадного Ленинграда, и после войны, когда хор советских газет обличал ее в мещанстве… Эти открытки приходили к ней отовсюду, даже из Каракумов и Арктики. И они были, как сигнал маяка: «ты меня не знаешь, но ты мне дорога. Я думаю о тебе. Я здесь».

Г. Е.

…Георгий Епифанов учился в Институте кино, постигал премудрости операторского мастерства. На последнем курсе купил патефон и начал коллекционировать пластинки… Однажды поставил одну, начал слушать. «И кто в нашем крае Челитту не знает», — весело и нежно выводил прекрасный женский голос. Епифанов бросился в музыкальный магазин спросить, нет ли других пластинок Клавдии Шульженко. Так началась его удивительная, странная, рыцарская любовь на всю жизнь.

Друзья говорили: «Гоша, тебе надо к врачу». Но он не терял связь с реальностью и понимал: она, звезда советской эстрады, никогда не захочет его знать. Он даже не мечтал об этом. Просто иногда покупал билет на ее концерт, на первый ряд в центре, и сидел совсем близко к ней, видел ее, слышал ее голос. Он ни разу не решился подарить певице цветы, просто продолжал посылать открытки.

КЛАВДИЯ ШУЛЬЖЕНКОГермания. Берлин. 2 мая 1945 г. Военные кинооператоры Георгий Кузьмич Епифанов (слева) и Михаил Силенко у поверженного Рейхстага.

Войну Георгий Епифанов, как и Клавдия Шульженко, провел, разъезжая по фронту — снимал военную кинохронику. И у него всегда была с собой круглая коробка из-под фотопленки с ее пластинками. Однажды на фронте с ним приключился приступ какой-то непонятной паники, похолодели руки, стало трудно дышать: где она, что с ней? Потом Георгий узнал — в тот день Шульженко давала концерт в солдатском окопе, началась бомбежка, певица уцелела чудом…

Война кончилась. В жизни Клавдии Ивановны все шло своим чередом — сначала хорошо, потом не очень. Сын вырос и жил отдельно. С мужем они расстались, и в квартиру Клавдии Ивановны поселили чужих людей, называлось «уплотнение». Соседи возненавидели певицу, коммунальные войны изматывали ее, доводили до отчаяния. В газетах выходили статьи, уличающие песни Клавдии Шульженко в пошлости и мелкотемье. Для нее это было ужасное время.

Продолжение читайте на странице 2:

1
2
3
ПОДЕЛИТЬСЯ
Загрузка...