Любовные истории Карена Шахназарова и его единственно возможная семья

318

Он признавался, что так и не стал счастливым семьянином и не снял ни одного фильма о любви,несмотря на то, что ее в жизни Шахназарова хватало.

С первой супругой, Еленой, режиссер познакомился уже после выпуска с режиссерского и даже съемок первого фильма. Увидел красивую женщину, влюбился и поставил родителей перед фактом: «Мы женимся». Те ахнули, но препятствовать не стали.

Свадьбу сыграли настоящую, все как положено: невеста в белом платье, жених в костюме, столы — дома, родственников много. Жили то у нее, то у него, то снимали. Хватило ребят не надолго: спустя полгода пара решила разойтись. Лишь через несколько лет Карен Георгиевич признается: после развода они с Леной продолжали отношения, но они были какими-то очень… необязательными что ли.

Позднее она вышла замуж по большой любви за большого человека, у нее родились дети, а с первым супругом, тогда еще совсем молодым и не удавшимся режиссером Кареном Шахназаровым, она по‑прежнему иногда встречается — мельком, на светских мероприятиях.

Режиссер будет много раз анализировать тот период жизни и очень тепло отзываться о Елене. Однако констатирует: они сошлись в очень грустный для него период: первый его фильм завернули, той красивой жизни, о которой он мечтал, поступая на режиссерский, у него не получалось, критика была обидной до слез. Все свои негативные эмоции с работы юный Шахназаров нес в дом. Потому, наверное, и не сложилось.

Пустые окна

Вторая история была драматичной. Любовь случилась тоже с Леной, которая уже после развода с Шахназаровым станет известной телеведущей по имени Алена Зандер, вот только не в России.

Елена Сетунская — вторая жена

Поженились уже не как в первый раз, обошлись без торжественных церемоний. Спустя пару лет брака в семье появилась маленькая Анечка. Теперь Шахназаров был большим блистательным режиссером: тогда уже вышли на экраны «Мы из джаза», Карена Георгиевича превозносили и обожали.

Ане было четыре, когда Шахназаров всего на пять дней отправился в Канн. Режиссер рассказывает, что, вернувшись оттуда и, шагая по двору к подъезду, увидел свои окна — темные и безжизненные. На нужный этаж он поднимался с четкой мыслью, что Алены с Анечкой нет и уже никогда не будет. В интервью он потом не сможет объяснить этого странного, но такого точного чувства.

Продолжение читайте на странице 2:  

1
2
3
ПОДЕЛИТЬСЯ
Загрузка...